AlyonaSL_texts
"Змеи растут всю жизнь" (с)
Автор: AlyonaSL
Фандом: CSI:LV
Цикл: Моя вселенная
Написан: январь 2007 г.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: грандерс
Жанр: ангст, драма, флафф, романс, POV Ник Стоукс
Дисклеймер: Всё чужое. Моя только любовь.
Авторские примечания: Еще одна сайд-стори к циклу "Слишком много любви". Хотя этот текст о Саре и Нике.
Еще от автора: у этого текста есть приквел "Белое платье".


…Но ты мне скажи: отчего,
Зачем эти тяжесть и мука?
Зачем я тебя и детей
Так тяжко люблю и жалею?
Какою печалью болею?
Каких содрогаюсь вестей?
И холод зачем неземной
Меня неизменно пронзает,
И что мою душу терзает —
Скажи мне, что это со мной?


Дождь в Лас-Вегасе – это такая редкость, что я даже начинаю по нему скучать. Особенно если он застает меня дома, а не в сцене преступления. Если он не мешает мне работать, не смывает улики, а просто висит плотной стеной за окнами, напоминая мне о моей родине.
У нас, в Техасе, часто бывают дожди. Это хорошо для посадок.
А Сара сегодня работает. Все были против того, чтобы она вернулась на работу: и бабушка, и я, и наши дочери. Хотя у них, конечно, никто ничего не спрашивал: смешно, если бы моя мама прислушивалась к мнению своих двухлетних внучек. Она со всеми своим внуками разговаривает так, что ни дать ни взять – маршал перед парадом! Ее, сказать по секрету, даже папа боится: даром что он судья.

Слышу, как за забором по мокрому асфальту прошумели шины. Сара! Ну, наконец-то. Спешу на кухню сварить кофе, готовлю в прихожей ее любимые теплые тапочки: наверняка она вся промокла. Говорил я ей утром – будет дождь, возьми куртку: а она просто буркнула что-то мне в ответ и уехала.
Как же я все-таки не хотел, чтобы она выходила на работу… А она вышла. Даже согласилась, чтобы моя мама у нас пожила и посмотрела за нашими дочками, только бы в лабу вернуться.
Я ведь знаю, зачем.
Господи, смешная моя девочка… Ей, как и мне, уже куда больше тридцати, а она наивная, как подросток, хрупкая и доверчивая. Казалось бы – ну все уже, этого пути дальше нет: а все равно. Я часто вижу, как она молча сидит у окошка, и сразу чувствую себя виноватым. В том, что я сделал ей предложение, а она согласилась. Я ведь понимал тогда – назло согласилась. И знал по той же работе, что ничего хорошего из этого не выйдет. Но в глубине души надеялся, как дурак, что смогу. Что согрею. Что заставлю забыть… Но все-таки не получается. Ни у нее, ни у меня. Да, я вижу: она мне благодарна. Она меня уважает и ценит – как друга, как коллегу, как отца своих детей, наконец. Она вроде бы так хотела вместе со мной этих детей… Да, моей маме было легко говорить, когда она приехала, положила на стол чек на крупную сумму и сказала, как отрезала: «ЭКО до удачной попытки, все оплатим». Это уже после того, как я с ней поругался на тему «И на ком ты женился!»
На ком надо, на том и женился. Я за Сару кому угодно горло перегрызу. Даже собственной маме спуску не дам, честное слово.
Но нет худа без добра: теперь у нас сразу две девчонки. Смешные такие: Лора, как по заказу, похожа на Сару, а Джил - на меня. Я когда узнал, что их сразу двое будет – от радости словно с ума сошел. Настолько, что позволил Саре выбирать имена. А потом спохватился и подумал: а если мальчишки? Как минимум один?
Я мог сколько угодно себе врать, но стопроцентно знал, какое имя выберет Сара для мальчика. И что бы я тогда делал, скажите на милость?
Хорошо, что у нас девчонки. Одну в итоге назвали в честь Сариной мамы, а другую – в честь моей. Просто так совпало, что мою маму зовут Джиллиан. Сокращенно – Джил.
Будем считать, что мне еще повезло.
Я смотрю в окно и вижу, как Сара идет под дождем к дому. Мокрые волосы липнут к ее вискам, по бледной коже щек сбегают капли, а она словно нарочно не торопится, подставляя лицо дождю. И меня прошибает догадка: она плакала… Опять плакала. Наверняка уехала с работы и плакала в машине, по дороге домой.
Ну зачем же она? Так ведь можно и в аварию попасть…
Глупая, глупая моя девочка. Ну как ты не можешь понять? Столько времени прошло; на что ты еще надеешься? У нас с тобой семья – пусть ты когда-то назло согласилась, но согласилась же? У него – тоже, считай, семья. Конечно, в глубине души я сам не могу этого принять – все-таки я из Техаса, а там, когда я был подростком, за такое в тюрьму сажали. Но мы же не в Техасе, мы в Вегасе… Здесь все можно и всем на всех наплевать. Только мне, Сара, не наплевать на тебя, и на наших детей тоже. Поэтому я буду за тебя бороться. В первую очередь с тобой.
Наконец-то хлопнула входная дверь. Моя жена входит в прихожую; я снимаю с ее плеч мокрую куртку - и удостаиваюсь благодарной улыбки. Как мало мне нужно для ощущения безудержного дурацкого счастья! Мне сразу кажется, что Сара – только со мной. Что она уже и думать забыла о нем… Да, возможно, я обманываю себя; но если я не поверю в это первым – кто поможет мне?

Мы видимся с ним на работе: с ними обоими. Мне совсем не трудно сохранять профессиональные отношения: я не злюсь на него. Он ни в чем не виноват. Он был с нею честен. Вот разве что не сказал ей сразу и однозначно, что не может ей ответить на ее любовь… Хотя вряд ли она бы тогда это услышала, я так полагаю.
А сейчас… сейчас порой бывает просто смешно. Потому что мы, взрослые, иногда так похожи на детей в своих эмоциях! А дети иногда кажутся такими взрослыми…
Вот недавно, кстати, мы встретились в детском парке. Неудивительно: их мальчишке пять лет. Уж не знаю – хорошо это или плохо, но Джил быстренько с ним познакомилась: «Привет! А как тебя зовут? А это что у тебя? Фонарик? Дай посмотреть?» И тут сзади налетела Лора: «Пойдем, Джилли! У нашего папы еще лучше фонарик есть!» Мы с Сандерсом тогда так заржали… а потом смотрим друг на друга и не знаем, куда глаза девать. Ей-богу, мне тогда подумалось, что Сара с Лорой, своей любимицей, о чем-то откровенничала. Я сразу эту мысль прогнал: девчонке третий год! Но кто их знает, женщин…
Мы с Сарой ужинаем, пьем кофе, потом сидим в гостиной перед телевизором. Я молча держу ее за руку и чувствую, что все равно… что бы ни было… все равно… Тьфу ты, даже самому себе не знаю, что сказать. Жаль, конечно, что за все эти годы я не смог сделать так, чтобы нам обоим для нашего счастья хватило одной моей любви. Но я парень упрямый, и Сара это наверняка знает. Я от своего не отступлюсь. Я ее заставлю забыть все это, наконец!.. Но когда она смотрит на дождь за окном своими темными глазами, становясь сразу такой хрупкой и уязвимой – я не знаю, как защитить ее от ее же собственной боли, которая глубоко живет в ее душе.

Я пошел на все. Я не возражал, когда она не стала носить кольцо. Когда она не сменила фамилию. Такое чувство, будто она специально растравляет в своем сердце эту рану… И когда она смотрит на наших девочек – иногда мне кажется, будто ей жалко, что это не ЕГО дети. И тогда… вот тогда мне бывает страшно по-настоящему. Я чувствую себя таким бессильным, как не чувствовал никогда. Ни тогда, когда тот придурок выкинул меня из окна. Ни тогда, когда я лежал заживо в гробу и прощался мысленно со всеми… и с ней в первую очередь.
Потому что я не могу бороться с любимой женщиной. Не могу причинять ей боль. Я могу просто любить ее. А больше я ничего не умею…
Дождь усиливается. Дорожки в саду становятся мокрыми, по ним бегут мутные потеки. Этот дождь словно смывает всё. Все следы, все улики, все отпечатки прошлого. Если бы это было так просто...

запись создана: 24.06.2010 в 23:31

@темы: Ник Стоукс, Совместная жизнь, Моя Вселенная, Драма, Грэг Сандерс, Гил Гриссом, Гет, Ангст, PG-13, 2009 г., "Детский цикл", Слэш, Сезон 9, Сара Сайдл, Романс, Патрик, Фики, Флаффище