AlyonaSL_texts
"Змеи растут всю жизнь" (с)
Автор: AlyonaSL
Фандом: CSI:LV
Цикл: Моя вселенная
Написан: апрель 2007 г.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: грандерс
Жанр: романс, бытовой слэш, POV Грэг Сандерс и Гил Гриссом
Дисклеймер: Всё чужое. Моя только любовь.
Авторские примечания: Один из моих любимых фиков. Знаменитая вещь, я бы даже сказала - культовая ))) Написано на челлендж CSI-форума "У зеркала два лица" - первое место.


…Гляжусь в тебя, как в зеркало -
до головокружения,
и вижу в нем любовь мою,
и думаю о ней.
Давай не видеть мелкого
в зеркальном отражении:
любовь бывает долгою –
а жизнь еще длинней…



Господи боже мой, как же меня все достало.
Прихожу домой – в полседьмого утра. В прихожей раздеваюсь практически на ощупь: стараюсь не шуметь. И свет не включаю. Гил сегодня ушел с работы на час раньше. Наверняка уже спит – им всем сегодня здорово досталось, поэтому их пораньше отпустили. А мне, считается, легче – потому что я стажер. Вот и пришлось, как говорят, досиживать до конца смены, хотя присесть-то так и не вышло.
В темноте спотыкаюсь обо что-то… Черт! Не видно нифига. Хорошо, у меня фонарик есть: это первое, чему меня Гил обучил. «У криминалиста фонарик должен быть всегда под рукой…» …Ага: это ботинки. Угадайте, чьи? Не мои же, ясное дело. Я в кроссовках хожу, а в ботинках – раз в год по обещанию. Да к тому же эти ботинки довольно характерно стоптаны: ох, ну у Гила и походка, господи боже мой. Нам нужно будет завести знакомства на обувной фабрике.
Но насколько же нужно было на работе умотаться? Чтобы бросить ботинки прямо посреди коридора? Обычно он их в шкаф ставит, ровно так, словно по линеечке.
Прохожу в кухню и наконец-то щелкаю выключателем. Ох ты, как свет с непривычки глаза режет! А когда я привыкаю, то в некотором отупении смотрю на кухонный стол.
Там сидит большой такой, жирный мадагаскарский таракан.
Будь я женщиной – наверное, завизжал бы. Громко. Но во-первых, Гил спит, а во-вторых - я этих друзей совсем не боюсь. После того, как я стал кататься на американских горках, мне уже ничего не страшно.
Подхожу и подставляю таракану палец. Таракан забирается на него и смотрит мне в глаза наглым таким взглядом: вроде как на самом деле он здесь хозяин.
Я подношу руку к лицу и говорю негромко:
- Привет, мерзкая тварь; ну скажи, откуда ты здесь взялся?..
Ясное дело, таракан не отвечает. Господи боже мой… Иду в кабинет, запихиваю негодяя в террариум. И как только вылез? Вообще, делать мне больше нечего, кроме как после смены разных насекомых по местам рассаживать.
Надо будет сказать Гилу, чтобы стенки террариума проверил, а то путешественники эти повылезают, я на них нечаянно наступлю еще… Жалко.
А Гил позавчера опять моих рыб кормил собственноручно. По-моему, они как его видят, так от счастья не знают, куда деваться.
Усталость такая - все тело жутко ломит. Хочется прямо в кабинете плюхнуться в кресло – и ведь чуть было не плюхнулся. Однако вовремя заметил, что там опять стопа журналов по судебной медицине. Господи боже мой, неужели так трудно класть журналы на стол?.. Я однажды дорвусь и изо всех этих журналов оригами понаделаю, ей-богу. Это, между прочим, хорошо нервы успокаивает; а Гил потом пусть как хочет, так и читает. Сухарь ученый.
Хотя… Вон страница с кроссвордом торчит. С полуразгаданным. А вон статья про Курта Кобейна, которую Гил мне вчера на работе показывал – на столе лежит! Потом прочту. Сначала поспать. Нет, сперва поесть.
Опять тащусь в кухню. Что хоть у нас там в холодильнике? Надеюсь, на этот раз никаких сюрпризов? Крови там в банках, или еще чего?...
Уффф. Никаких. На верхней полке - половина пиццы. Какая трогательная забота, господи боже мой. Это ж надо додуматься – заказывать пиццу в лабу и носить домой? Хотя… Для одинокого криминалиста это странным не выглядит. Должен же он что-то есть еще и дома?
Тем более если на самом деле он не один живет.
Мда, если Экли узнает – ноги выдернет, и думаю, в первую очередь не мне. Как же надоела эта конспирация… И пицца кончилась – я даже не заметил, как.
Выполз из душа; иду потихонечку в спальню. Еще в коридоре слышу знакомые такие звуки… О-о-о, господи ты боже мой. У всех есть скверные привычки, но эта… ну вот скажите, как отучить человека храпеть? Я, например, не знаю. Уиллоуз иногда пристает: «Грэг, деточка, почему у тебя глазки такие сонные? Ты все выходные с девочками болтался?» Ей-богу, когда-нибудь я ей скажу: «Нет, Кэтрин, просто мой супервайзор опять всю ночь храпел мне прямо в ухо, а я от этого плохо сплю». Я даже могу прикинуть, какое у нее будет после этого лицо.
Нет, конечно, не всегда меня это так выматывает – но бывает, бывает…
А сейчас мне уже совсем ни до чего. Я сажусь на кровать и осторожно лезу под одеяло. Но все равно ухитряюсь заехать Гилу локтем в спину. Случайно. После такой работы координация ни к черту.
Гил бормочет, не просыпаясь:
- Грэг… Это ты?...
- Грэг – это я, - я утвердительно киваю, а потом негромко хихикаю и обнимаю его под одеялом. – Спи, господи ты боже мой…
Он перекидывает через меня свою руку, поворачиваясь так, что я оказываюсь прижатым к нему спиной. И потом мирно храпит мне в ухо. А его тараканы, наверное, опять устроили пикник на кухонном столе. И журналы все еще валяются стопкой в кресле; и когда я шел из душа, я опять споткнулся о ботинки в коридоре...
…Но как же я его люблю, господи, - если бы он только знал.


Господи боже мой, что за ужасная смена вчера была. Хорошо хоть, еще уйти сумел пораньше.
А сейчас надо завтрак какой-нибудь сообразить. Кофе сварить, может? В холодильнике была половина пиццы, теперь наверняка нет. Я же слышал сквозь сон, как Грэг пришел. Вот не надо было мне операцию делать. Глухому проще с этим мальчишкой. Сто раз говорил: не хлопай так холодильником! Еще пара недель – и дверца отвалится напрочь.
И в прихожей так грохотал в темноте… господи ты боже мой, лучше бы свет включил. А то ведь, судя по звукам, чуть не навернулся обо что-то.
Так, он еще и фонарик забыл в моем ботинке. Что да, то да: фонарик у него всегда при себе. Быстро науку схватывает, классным криминалистом станет.
Захожу в ванную – и чуть не приземляюсь на пол. На чем это я поскользнулся? Оказывается, на полотенце. Грэг, когда пришел с работы, наверняка в душ ходил: ну да, и полотенце его. Чье же еще на полу в ванной может валяться? Этот обормот вечно бросает его где ни попадя, господи ты боже мой! Но вполне вероятно, сегодня он просто спать хотел. Или тоже устал. Или ко мне торопился… Такое ведь тоже может быть? Вполне.
В кухне прямо на столе - коробка из-под пиццы. Чувствуешь себя сразу, как на работе в комнате отдыха. Ну вот что с ним делать? Можно подумать, нам моих насекомых не хватает, давайте еще и бытовых разведем. Мог же в ведро выбросить?
И кофе опять просыпан. Ох, не нравится мне это... Не дай бог, опять у него с руками неладно. Надо будет понаблюдать; может быть, меры снова принять какие-то… Ему нельзя переутомляться, может быть рецидив. А наши и рады на работе парня нагружать. Словно стажер – не человек.
Навестить бы террариумы в кабинете. И рыбок покормить – до чего милые существа, совершенно не шумят. Не то что их хозяин. Пришло же мне в голову купить себе новый музыкальный центр! С акустикой Hi-Fi! Теперь на этой акустике у нас через два дня на третий такая музыка грохочет, что как еще соседи ругаться не пришли.
Хотя… я ведь, когда покупал, - не знал вовсе, что Грэг со мной будет жить. Какое там «не знал» – и не мечтал даже, господи боже ты мой…
А это что? Как мадагаскарский таракан оказался среди индонезийских? Они же съедят друг друга! Хорошо, я вовремя увидел. Раз, два, три… Уффф, вроде все на месте. Видимо, этот вылез; надо стенки проверить, нет ли щели где. Интересно, а обратно как залез? Не иначе, Грэг посодействовал. И как только заметил, господи боже мой. Наблюдательность у него отличная, этого не отнять. Хотя никак не запомнит, что это разные террариумы! Ох, ну что делать – я вот тоже Черный флаг от Мэнсона не отличаю. Мне что одна какофония, что другая…
Кстати о какофонии – интересно, видел он статью, которую у меня вчера просил? Я ж ему нашел, на столе оставил. Вот здесь…
Похоже, он и журналы все перепутал. Чем они ему мешали? Лежат себе в кресле и пусть лежат. Зато по порядку.
Ого, а это что? Ну, пусть только проснется, я ему все уши оборву. Кроссворд мой до конца разгадал! Да лучше бы он из него оригами сделал!
Так, так… ого, а вот это слово он откуда знает? Ничего себе, - я три дня вспомнить не мог, а он знает. Нет, все-таки какая голова у парня светлая. А кроссворды у меня где-то еще есть в столе… если он и из них еще оригами не свернул, господи ты боже мой.
Ладно, - бог с ним, с завтраком. Одному как-то и есть не хочется. Удивительно, - ведь были же времена, когда я и ел один… и спал один… Первое время, когда вместе жить начали, привыкнуть не мог никак, что в постели кто-то возится еще. Что ногу на тебя кладет во сне и тебя же еще коленом в бок... А самое страшное – что у этого «кого-то» еще ужасно скверная привычка подушку по сто раз за ночь переворачивать! Я его когда-нибудь просто огрею этой подушкой, господи ты боже мой. Экли любит ехидничать: «Гриссом, что это ты засыпаешь на ходу? После работы надо отдыхать, а не по стрип-клубам мотаться!» Ага, нужны мне эти клубы: у меня самого дома во сне такой стриптиз, с ума сойти можно. Постоянно одеяло с пола поднимать приходится, а уж что с подушкой делается… Чуть не сказал тогда: «Нет, Конрад, просто мой стажер всю ночь так ворочается – заснуть невозможно!…» Ох, хорошо, что не сказал: а то Экли парню точно карьеру бы зарезал напрочь.
Нет, конечно, - я уже начинаю приноравливаться к этой самой возне. Да и Грэг становится поспокойнее. Наверно, мы оба просто привыкли спать в одиночку. Особенно я. А теперь отвыкаем.
Возвращаюсь в спальню: там опять кавардак. Одеяло на полу, подушка затиснута в угол к стенке, а негодник этот во сне разметался на всю кровать. И вот так каждый раз. А завтра опять все сначала: полотенце на полу, перепутанные журналы, оригами из кроссвордов… Да, и фонарик в ботинке. Если бы кто-нибудь, не дай бог, узнал, то спросил бы меня непременно: «Скажи честно, Гриссом, ну зачем тебе такая жизнь?»
А я сижу на краешке постели, смотрю на Грэга и думаю:
«Господи боже мой, несносный ты мальчишка. Ты и представить себе не можешь, как я тебя люблю…»

@темы: 2004 г., PG-13, Бытовой слэш, Гил Гриссом, Гриссом - супервайзор смены, Грэг - стажер, Грэг Сандерс, Любимое, Моя Вселенная, Романс, Сезон 5, Слэш, Совместная жизнь, Фики, Шутки юмора