AlyonaSL_texts
"Змеи растут всю жизнь" (с)
Автор: AlyonaSL
Фандом: CSI:LV
Цикл: Моя вселенная, "Слишком много любви"
Написан: ноябрь 2007 г.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: грандерс
Жанр: ангст, драма, флафф, романс, бытовой слэш
Дисклеймер: все чужое, моя только любовь и второстепенные персонажи.
Варнинг: своего рода АУ. Когда это писалось, было еще неизвестно, что в каноне Уоррика убьют в конце 8 сезона ((


Окружной судья мистер Джереми Брэдшоу положил ноги на журнальный столик, прикрыл глаза и сделал глоток пива из бокала.
Это было настоящее блаженство – хоть немного посидеть в тишине.
Неделька выдалась напряженной – пять заседаний подряд! В голове уже постоянно шумело: споры с коллегами, крики в зале, речи обвинения и защиты… Хоть один вечер отдохнуть от всего этого. Правда, через два дня еще будет слушание: по делу Ньюмена. Почти все улики исследованы, но защитник попросил объявить перерыв в судебном заседании на два дня, чтобы предоставить новые доказательства. "Вот уж не знаю, - подумал судья, - что они там собираются предоставить. Но если это не будет что-то серьезное, вроде нахождения в день убийства на другом конце земного шара, всё должно пройти без сучка без задоринки: сидеть этому голубчику как миленькому".
Мистер Брэдшоу сделал из бокала еще глоток. Как же хорошо, когда в доме тихо!.. Только еле слышно бурчит телевизор – идут вечерние новости, да в соседней ванной шумит вода. Ну, это надолго, к счастью. Благоверная супруга Нора устраивает себе спа-процедуры. Джереми давно привык, что ее фраза "я на десять минут в ванную" означает, что ванная будет занята часа полтора. Именно по этому поводу, когда переезжали в Вегас, он настоял на доме минимум с двумя ванными. Тем более что в семье еще и дочка растет – тоже ведь женщина!..
На самом деле судья в свое время очень хотел сына. Но – не вышло, как говорят. А о втором ребенке Нора даже слышать не желала. Заявила, что и один для нее – подвиг, так что пускай супруг перестанет заговаривать об этом раз и навсегда. Хватит мол, с него и дочери!..
Мистер Брэдшоу вздохнул. Дочку он любил, несмотря ни на что. Теперь девчонка была уже совсем большая. "Надо же, оглянуться не успели – а четырнадцать лет!" – любила говорить жена Нора гостям. Но сам судья прекрасно помнил, как Саманта была маленькой. Как она росла, как смешно лопотала года в два, как пошла в детский сад, потом в школу… Это Нора ни черта не помнит о собственной дочери. Если супруга чем и занята в жизни, так только своей красотой.
Судья сделал еще глоток пива. "Да, а сейчас у дочки уже появились поклонники… Вернее, поклонник. Но этот один пятерых других стоит! Надо же, никогда бы не подумал, что в такой семье могут вырасти такие дети. О, пусть Нора говорит по этому поводу все, что угодно, - я вполне могу иметь свое собственное мнение. И не очень возражаю, чтобы Саманта ходила с этим мальчиком в кино. Тем более они везде таскают с собой его младшую сестру!
А вообще, конечно, - за последний год Сэмми очень изменилась, - подумал мистер Джереми с тайной отцовской гордостью. - Вон, казалось – давно ли в джинсах и кроссовках бегала, а сейчас – что ты! – модные брючки подавай да туфли на каблуках. Просто горе с этим каблуками, - судья добродушно усмехнулся. – Выпросила у матери какие-то копыта на шпильках и поперлась в них в кино! Потом придет, будет жаловаться, что ноги болят с непривычки. Разве что ее на руках принесут домой, хехехе?.."
Настроение у судьи стало совсем безоблачным. И вечерний отдых, и пиво делали свое дело. Он решил, что жизнь вовсе не так плоха, как могло показаться ему в середине недели. Тем более у него есть еще минимум час такого отдыха в тишине: супруга, ясное дело, раньше из ванной не выйдет. А дочка еще сидит в кино. Где-то минут через пятнадцать должен кончиться сеанс, значит, где-то через час она должна быть дома. Тем более с таким спутником за дочурку можно не волноваться!
Судья поудобнее устроился в кресле и задремал.

- Ну, как дела? – спросил Гриссом, медленно стягивая куртку в прихожей.
- В общем, неплохо, - отозвался Грэг из гостиной. – Вот, статью пишу… Слушай, этот научный журнал когда-нибудь отстанет от нас или нет?
- Понятия не имею! – Гил, стараясь улыбаться, прошел в гостиную и сел на кушетку.
Но Грэга после стольких лет уже было не надуть.
- Устал? – спросил он, поднимая голову от бумаг. – Какие в департаменте новости?
- Убийственные, – произнес Гриссом совершенно спокойным тоном. – Экли подал в отставку. Собирается на пенсию…
- И что? – Грэг пожал плечами и посмотрел на Гила. – Конрад засиделся! Он ведь тебя старше года на четыре?..
- На три, - уточнил Гриссом, слегка усмехнувшись. – Ты помнишь, я еще когда говорил, что с Экли не соскучишься? Что он самый настоящий клоун? Так вот, его последний смертельный номер: он ходатайствовал в департаменте, чтобы я принял лабораторию.
- А что? – Грэг опять пожал плечами. – Я другого и не ожидал…
- Угу, - Гил основательно устроился на кушетке и вытянул ноги. – Да я повешусь со всеми этими бумажками…
- Хм, был замом – не повесился? А так у лабы будет в кои-то веки здравомыслящий начальник.
- Хорошо, тогда ты наконец примешь смену, - отозвался Гил. – Потому что Браун пойдет моим замом… Иначе я не соглашусь.
- Какой ты хитрый, - Грэг уже и думать забыл про статью. – А потом скажут – у вас в лабе семейственность!
- Не смеши меня, Сандерс, – прозвучало с кушетки. – В департаменте уже ко всяким нашим вывертам привыкли, и тут проглотят… Я им условие поставлю. Хотят меня директором – легко! Только пусть берут нормального зама и нормального супервайзора в ночную. В дневной у нас, слава богу, Кэтрин, у нее не забалуешь…
- Она-то в отставку не собирается? – поинтересовался Грэг ехидно.
- В пятьдесят пять? – так же язвительно откликнулся Гриссом. – Ты что, смеешься? Она каждые полгода уверяет медкомиссию, что еще ого-го, а мне без протокола призналась, что теперь ее с этой должности вынесут только вперед ногами!...
Грэг суеверно постучал по столу и отложил бумаги в сторону.
- Все равно - ты сам посуди, Медведь, - начал он осторожно, - ну какой из меня супервайзор? Да надо мной даже дети смеяться будут!
- Кстати, - Гил предпочел пока сменить тему, – а где дети?
- В кино, - хмыкнул Грэг. - Вдвоем… точнее, втроем. С Самантой, - он опять хитровато усмехнулся. – Смотрят какие-то Звездные войны черт знает какого выпуска… или что-то типа того… запутался я в этих подростковых фильмах! А еще я сегодня в школе был. Обхохочешься!
- Да? А в чем дело?
- Сейчас расскажу, – Грэг вылез из-за стола. – Пойдем, что ли, хоть поужинаем… а то я тоже про все забыл тут с этой статьей…
Они прошли на кухню.
- Так что там в школе-то?
- А, ерунда, - усмехнулся Грэг. - У Эмили новая учительница: сразу мне выговор сделала, представь, и в какой форме!
Он дурашливо передразнил классную наставницу:
"Ваша дочь отвратительно себя ведет! Она в школьном саду лазает по деревьям!"..
Гил удивленно вскинул бровь:
- Что? Так и сказала? Про дочь?..
- Угу, - Грэг полез в холодильник. – Мясо будешь? Ну так вот, я ее разубеждать не стал, чего тень на плетень наводить…
- Тем более - кто знает, – вдруг произнес Гриссом в пространство, - может, Эмили и вправду твоя дочь…
У Грэга чуть кастрюля с мясом не выпала из рук.
- Гил?.. – голос его слегка дрогнул, как при сильном волнении. – Ты чего? Ты думаешь, Венди тогда ошиблась? Она же три раза проверя...
- Да шучу я, - Гил опомнился и улыбнулся Грэгу. – Давай мясо, а то у меня уже голодные галлюцинации. Кстати, - добавил он, следуя какой-то своей цепочке ассоциаций, - лазает по деревьям – это еще что! Помнишь, когда наша соседка миссис Смит захлопнула дверь, оставив в доме ключи, Эмили лазила к ней в окно – в форточку? Учительница бы сказала "У вас настоящий взломщик растет!"
- И почему все пытаются нас воспитывать? – фыркнул Грэг. - Миссис Смит тоже потом на нас ворчала: "Какая у вас девочка тощая, вы ее совсем не кормите?" И что, я ей должен объяснять, что у ребенка такой обмен? Что у нее мать была тощая? Длинная и тощая!..
- Да и ты тоже… не страдаешь лишним весом, – опять произнес Гриссом как бы сам себе. – Может, это все-таки твой ребенок?...
- Гил, - Грэг отошел от плиты и приблизился к столу, – я ведь и обидеться могу…
Гриссом вздохнул, взял партнера за руку и притянул к себе.
- Да шучу я, Грэг, - сказал он негромко. – Шучу, ушастый… Прости. Я что-то устал сегодня… и проголодался… и настроение у меня ни к черту, и вообще...
Он хотел еще что-то сказать, но тут у него в кармане зазвенел мобильный телефон.
- Ну, если это Экли… - произнес Гил негромко. И ответил:
- Гриссом! Да! Да, слышу! Погоди, не торопись – что случилось?..
Отодвинув телефон в сторону, Гил негромко сообщил Грэгу:
- Джи-Эс звонит. Из кино. Говорит – Саманта пропала…

…- В общем, мы посмотрели кино, - частил Патрик в трубку, - а потом Сэмми… эээ… пошла в комнату для девочек… и попросила, чтобы мы ее подождали. Мы ждали ее минут двадцать… пока не пришла служащая и не стала нас прогонять – мол, сеанс закончился, идите по домам!.. Я Сэмми на мобильник звоню – а он выключен! Тогда я отправил Эмили посмотреть, что там случилось. Она только что прибежала и говорит, что в уборной пусто, все кабинки отперты, и окно… окно открыто почему-то… а на полу у подоконника тряпка…
- Тряпка? – встревожился Гил. В памяти живо всплыло давнишнее похищение Ника Стоукса. – Какая тряпка? Вы ее нюхали?..
- Я не знаю, какая! – Патрик был явно взволнован. – Я же не могу заходить в женский туалет! Эмили говорит - обычная тряпка. Лоскут какой-то… и запах, говорит, такой, что голова кружится…
- Она ее что – нюхала? Она ее руками брала?
- Да нет, пап, она же грамотная, - ответил Джи-Эс. – Она ничего с места не сдвигала, просто присела рядом… да, Эми? И не вдыхала глубоко… потому что, говорит, запах на хлороформ похож… помнишь, мы недавно на экскурсии в лабе немножко нюхали? Так вот, как она сказала про хлороформ, я сразу подумал, что...
- Правильно подумал, - Гриссом посмотрел на часы. – Значит так: ждите там оба… - Он вышел в коридор и с удивлением заметил, что Грэг стоит уже обутый, в форменной куртке с надписью LVPD, и сует в карман ключи от машины. – Патрик, погоди минуту… Грэг, ты сейчас давай в кинотеатр. Главное – сделайте всё, чтобы там не наследили. И чтобы тряпку руками никто не хватал, на ней наверняка эпителий…
- Гил, кого ты учишь, - Грэг нашел в себе силы ободряюще улыбнуться. – Ну, если это их школьные шуточки!… - и он выбежал во двор. Вскоре оттуда донесся шум работающего двигателя и визг покрышек.
- А ты, Патрик, пока ждешь, звони дяде Джиму... да, да, Брассу! Скажи – я велел, - продолжал Гриссом в трубку. – Пусть они вышлют туда полицейский наряд. Я сейчас позвоню в лабораторию, чтобы прислали людей обработать сцену… Понял? И главное – никакой паники!
- Пап, - раздалось в трубке. – Как ты думаешь – они ее убили?
- Глупости не неси, - оборвал Гриссом мальчика. – Какой смысл? Если ее взяли в заложники, значит, что-то хотят потребовать. Значит, во-первых, какое-то время она им нужна живая, и во-вторых, они будут звонить отцу. Вот я к нему сейчас и поеду. Там-то мы этого похитителя и услышим как минимум… Все, дружище, время дорого!..
Гил захлопнул мобильник и еще раз посмотрел на часы. А потом взял со столика в прихожей ключи от второй машины и тоже быстрым шагом вышел из дома.

Судья Брэдшоу почти допил свой бокал, когда вдруг раздался звонок в дверь. Один. Потом второй. Потом третий…
"Интересно, кому это так не терпится? - подумал судья, неохотно вставая с кресла. – Саманте вроде бы рано… Или она со своим приятелем все-таки поссорилась?.."
Нахмурившись, мистер Джереми отпер дверь – и увидел на пороге своего коллегу по департаменту: замначальника лаборатории Гила Гриссома.
- О, Гилберт, - воскликнул судья обрадованно, - каким судьбами? Заходи, пиво будешь?
- Не до пива сейчас, - Гриссом весьма бесцеремонно вошел в дом. – У вас никаких странных звонков пока не было?
- А должны?.. – судья уже ничего не понимал. – Гил? Что-то случилось?..
- Случилось, Джереми, - Гриссом прошел в гостиную прямо в куртке. – Кажется, Саманту похитили из кино.
- Саманту… что? – вдруг раздался истошный женский визг. Гил и Джереми разом обернулись – в дверях стояла миссис Нора Брэдшоу. В пушистом махровом халате и таком же тюрбане на голове.
- Что вы сделали с моей дочерью? – напустилась она на Гила. – Где она, отвечайте немедленно!.. Я всегда подозревала, что из-за вашей семьи с ней что-нибудь случится! Что общение с вашими извращенно воспитанными детьми доведет моего ребенка до беды…
- Прекрати истерику, Нора!... – мистер Джереми стукнул пустым стаканом по журнальному столику, и перепуганная супруга замолчала. – Прекрати! – еще раз крикнул судья. – Что ты там говорил о звонках, Гил?..
- Я говорил, - начал Гриссом спокойно, - что если девочку выкрали как заложницу с целью подействовать на тебя – а других вариантов я пока не вижу, - то с вами непременно должны связаться. Я приехал сразу же, как позвонил Патрик из кино, что Саманта пропала…
- Что же он за ней не уследил? - опять завелась миссис Брэдшоу. – Тоже мне кавалер, да с ним девочку никуда нельзя отпускать…
- Саманта пропала из женской уборной, – перебил Нору Гриссом. – Значит, скорее всего, одна из похитителей – женщина. Если там вообще был кто-то другой!.. – Он помолчал и продолжил, обращаясь непосредственно к судье: - Давайте, мистер Брэдшоу, вспоминайте: какие дела должны у вас слушаться в ближайшее время…
- Гил, ты думаешь – в этом дело? – судья даже немного растерялся.
- Предполагаю – да. Если крадут детей – значит, чего-то хотят от родителей. Денег? В данном случае вряд ли, иначе выкрали бы ребенка у какого-нибудь денежного мешка – благо их в городе навалом. Бывают, конечно, и "фальшивые похищения" – но это чаще следствие размолвок между супругами, - Гил откровенно покосился на Нору, - и дети в таких ситуациях куда помладше… Остается один вариант, - обернулся он снова к судье. – Хотят повлиять на вас. В частности – на решение какого-то дела…
- Да я им повлияю, - с ходу завелся судья. – Я в жизни подобного себе не позволял! Что бы там обо мне ни говорили недоброжелатели! Закон превыше всего, черт меня подери, и если они рассчитывают, что я, мать их так, пойду на подлог…
- Джереми! – не выдержала миссис Брэдшоу. – Да какой тут закон, когда наша девочка…
- Я сказал, Нора, - заткнись!...
- Тихо, - произнес Гриссом вроде бы не так громко, но оба супруга замолчали, как по команде. – Давайте будем готовы ко всему. И, Джереми, - он снова обратился прицельно к судье. – Никто ведь не заставляет действительно это делать? Но ты можешь обещать – хотя бы для начала, чтобы потянуть время? И чтобы они потеряли бдительность?..
Судья вздохнул и почесал в затылке.
Тут зазвонил телефон – громко, на всю гостиную. Мистер и миссис Брэдшоу вздрогнули.
Судья посмотрел на определитель:
- Странно… это мобильный Сэмми…
- Отлично, - быстро сказал Гриссом. – Отлично, что звонят с ее телефона! Подойдите и сделайте все, чтобы вам позвонили еще хотя бы раз!..

Саманта Брэдшоу медленно пришла в себя и обнаружила, что сидит на холодном кафельном полу, прислонясь спиной к стене. Стена была влажной и как будто липкой.
Саманта поежилась.
"Бррр, гадость какая. Куда это меня занесло?"
Она мало что помнила из того, что случилось. Да, пошла в дамскую комнату после сеанса. Вышла из кабинки, стала мыть руки. Потом, кажется, к зеркалу подошла какая-то женщина – то ли причесывалась, то ли макияж поправляла… А вот дальше – провал. Только помнится какой-то резкий тошнотворный запах, и что было жутко тяжело дышать. А потом голова закружилась, тело обмякло, и…
И теперь вот она сидит на полу черт знает где.
А кстати, интересно – где?
Девочка осторожно пошевелилась – странно, ни на руках, ни на ногах не было ни веревок, ни наручников. Она не связана! Это уже хорошо. Так, теперь надо разобраться, куда же все-таки она попала, и почему?
Саманта попыталась встать. Голова еще кружилась, и противно подташнивало.
Тут сбоку раздались шаги, и к девочке подошла женщина. Саманта сразу узнала ее – та самая, что тогда причесывалась в туалете. Мдааа…
- Очухалась? – сказала женщина резким неприятным голосом. – Баловаться не будешь?...
- Не буду, - автоматически отозвалась Саманта. – А где я?
- Много будешь знать – меньше будешь жить, - отрезала собеседница. – Скажем так – пока ты у меня в гостях… на время…
И она засмеялась – так, что у Саманты холодок пробежал по спине. Или это оттого, что стена была мокрая и холодная?
- Вы меня похитили, что ли? – Девочка пыталась разговаривать со странной дамой как можно спокойнее. – Вы хотите получить за меня деньги?
- Не думаю, что ты так дорого стоишь, маленькая дрянь, - ответила женщина с неожиданной злостью. - А вот одну небольшую услугу твой папа мог бы мне оказать… Сейчас я ему позвоню: и полагаю, мы договоримся!..
Дама полезла в карман давно не стираных джинсов и достала… мобильный телефон Саманты. "Ну да, – подумала девочка, - пока я была без сознания, мобильник легко вытащить из кармана…"
- Скажи мне, деточка, номер твоего папочки? – произнесла незнакомка с противной улыбкой. – Ну?...
Саманта помолчала минуту. Домашний номер был в памяти мобильника. Но злить похитительницу зазря не хотелось.
- Набирайте, – она вдохнула и начала диктовать.
Женщина вслед медленно нажимала на кнопки.
- Судья Брэдшоу? – произнесла она вкрадчиво, дождавшись ответа. – Добрый вечер! Вы не очень скучаете по своей дочке? Я пока забрала ее к себе… Нет, она в порядке, жива-здорова… относительно… и вернется к вам сразу же, как только вы окажете мне небольшую услугу!
Дама помолчала – видимо, слушая ответ собеседника. Потом кивнула.
- Я так и думала, судья, что вы разумный человек… Так вот: что надо делать. У вас через несколько дней будет слушаться дело Дага Ньюмена… Ну так вот: вы должны Ньюмена оправдать. Как угодно - это уже ваше дело; но Даг должен выйти из зала суда свободным. Сразу после этого вы получите обратно свою дочь… Вы поняли?
Саманта напряженно пыталась вслушаться – что же говорит похитительнице ее отец. Но услышать этого, увы, не могла.
А судья произносил в трубку с преувеличенным спокойствием:
- Я вас понял, мэм. Но поймите и вы меня. Я хочу, чтобы бы оба имели гарантии… ммм… нашей сделки. Я – что моя дочь вернется ко мне в целости и сохранности, а вы – что ваш … ммм… заказ будет выполнен. Поэтому очень прошу – перезвоните мне еще раз через… - тут мистер Брэдшоу посмотрел на стоящего рядом Гила, который, подумав буквально секунду, показал два пальца. – Позвоните мне через два часа! – произнес судья в трубку. – Да, через два! И если можно – на мобильный, чтобы не вовлекать в наш… эээ.. договор посторонних лиц. Если вас не затруднит, конечно. Я сейчас же еду на работу, подниму бумаги, уточню детали и пообщаюсь с коллегами… эээ.. на предмет точного выполнения вашего заказа. Чтобы вы не волновались, мэм, - добавил он с подчеркнутой учтивостью.
Женщина захихикала в трубку.
- О, судья, вы еще и джентльмен! Приятно иметь с вами дело. Да, примерно через два часа – в крайнем случае через два с половиной – я вам перезвоню на мобильный. Думаю, ваша дочка легко подскажет мне его…
- И еще, мэм, - добавил судья, - окажите и мне любезность – когда будете звонить, сделайте так, чтобы я мог хотя бы услышать дочку. И убедиться, что она жива… Это можно будет устроить? Тогда я с большей уверенностью выполню ваш заказ…
- Ладно уж, – буркнула женщина. И добавила мрачно: - Только если вы побежите к копам – вашей девчонке не жить! Не смейте даже сообщать полиции об этом…
- Разумеется, мэм, - столь же галантно ответил судья. Благо похитительница не могла видеть, как вздрагивают его руки от сильного напряжения. А когда разговор был окончен, мистер Брэдшоу вытер ладонью взмокший лоб и сказал со злобным сарказмом:
- Конечно, я и не подумаю сообщать полиции! Потому что ей уже и без меня все известно!
- Замечательно, Джереми, - произнес Гриссом негромко. – Ты просто гениально надоумил ее, чтобы она перезвонила оттуда, где будет находиться Саманта. А дальше уже наше дело. Как хорошо, что Арчи все еще работает у нас…
Нора смотрела на них, открыв рот. А Гриссом встал и коротко бросил в пространство:
- Джереми, мы едем в лабораторию. Кстати, надо захватить расческу девочки, зубную щетку или еще что-нибудь. А вас, уважаемая Нора, попрошу не создавать паники и пока к телефону не подходить!..

- Ну вот и славно, - женщина ухмыльнулась и снова засунула мобильник себе в карман. – Пойду я, отойду на минутку… А ты сиди тихо, поняла? Будешь баловаться – свяжу. Слыхала?
Девочка кивнула – только чтобы от нее отстали. Что-то в недавнем разговоре казалось ей очень странным, и нужно было срочно подумать – что.
- Как приду, дам поесть, - дама стала явно покладистее. – Но с одним условием: сиди тихо! На ноги не вставать… Хотя ты все равно никуда не убежишь – дверка-то закры-ы-ыта… И я за дверкой слежу-у-у…
Она снова рассмеялась. И ушла.
Саманта прижалась спиной к влажной стене и прикрыла глаза. Мысли в гудящей голове устроили такую чехарду, что казалось, голова вот-вот лопнет. Девочка не слышала, что отвечал похитительнице отец, но поняла, что он… согласился на поставленные условия. Согласился оправдать какого-то преступника в суде.
Но этого не может быть!..
Папа никогда бы на это не пошел. Саманта прекрасно знала своего отца: он был фанатиком "профессиональной чести". А еще за словом в карман не лез, и мог быть весьма резковат, особенно когда на него пытались давить. Но здесь – здесь было что-то не так…
Девочка постаралась собраться с мыслями. Если бы звонок похитительницы застал отца врасплох, тот не стал бы миндальничать. Сказал бы, что закон все равно победит, или что-нибудь в этом роде. Значит, папу кто-то предупредил – а то и настроил соответствующим образом. Кто?..
"Я пошла в туалет и пропала… Патрик и Эмили ждали меня и не дождались. Может быть, Эми пошла меня искать и не нашла… Что будут они делать потом? Потом… Потом Патрик наверняка позвонит родителям! Точно!.."
Голова сразу стала меньше болеть, мысли прояснились. Потому что Сэмми наконец-то поняла, кто стоял рядом с ее отцом, когда тот говорил с похитительницей по телефону. Кто внушил ее отцу такое убийственное спокойствие, кто убедил его поначалу вроде как пойти на уступки. Это мог быть только один человек – имеющий такое влияние на ее фанатичного папу.
"Мистер Гилберт был там, - подумала Саманта. – У нас дома, когда она звонила… Значит, меня уже ищут… Быстро как!"
Теперь происходящее казалось уже не кошмаром, а каким-то приключением. Потому что если за дело взялись родители Патрика… О-о-о, Саманта знала: они наверняка перероют всю Неваду, а ее найдут. Значит, можно не волноваться. Подумаешь, похитили!..
"Похитили… - повторила девочка про себя. – Папа мне тоже про это рассказывал… много… как, например, лет десять назад террористы захватили самолет. Образно так рассказывал: крики, паника, люди в масках…"
И тут в голове снова запульсировала мерзкая боль. "В масках! – мысленно ахнула Саманта. – Чтобы потом заложники их не узнали, если выживут! А эта… эта без маски. Значит… не боится, что я ее вспомню. Может, просто неопытная? Или… или на самом деле не собирается меня отпускать живой".
По спине снова пополз мерзкий холодок. Но как бы то ни было – нужно было тянуть время. Как можно дольше. Чтобы ее успели найти до того, как…
К горлу подкатила тошнота.
Нет уж, чтоб вот так сдаваться? Не дождется. Надо попытаться осмотреть помещение хотя бы немного. Но как?
Тут снова послышались шаги, и похитительница вернулась.
- О, ты тут тихо сидишь, молодец… Надо дать тебе поесть… Есть хочешь?
- Мэм, - сказала Саманта как можно вежливее, - мне кажется, меня сейчас стошнит. Вы не могли бы проводить меня… в уборную?
- Ох, заботы с тобой, – проскрипела женщина. – Хотя… видать, надышалась ты в не в меру… Ну вставай, пойдем…
Девочка попыталась встать, но ноги слушались плохо. Да еще и эти дурацкие туфли на каблуках. Саманта больше в жизни не наденет каблуки! Вон даже у этой… которая ее украла… такие удобные открытые босоножки на плоской подошве!
Открытые босоножки…
В голову пришла мысль. Достаточно рискованная, но…
- Помогите мне, пожалуйста, - простонала Саманта, протягивая руку.
Женщина подошла и стала помогать ей подняться. Но когда Саманта окончательно поднялась – она, удерживая похитительницу рядом с собой за руку, что есть силы надавила шпилькой женщине на ногу. Да еще и постаралась навалиться всем весом…
Кажется, каблук прорвал кожу. Это как минимум. Мамины шпильки были острые, с металлическими набойками.
- Ааа! – дернулась похитительница, инстинктивно отпихнув Саманту, и согнулась от боли, поджав раненую ногу. Девочка не растерялась и что есть духу припустила по коридору. Бежать, бежать отсюда! Скорее! Куда-нибудь!...
Но туфли, оказавшие ей только что такую помощь, теперь ее подвели. Саманта совсем не умела бегать на шпильках. Нога подвернулась; девочка на полной скорости упала на скользкий пол, ударившись лбом о кафель. И самое страшное – сквозь нарастающий звон в ушах она расслышала тот самый, такой ненавистный голос:
- Ах ты, тварь недоделанная! Забаловала? Я тебе покажу – махать каблучищами! Вот я устрою тебе…
…Когда Саманта очнулась, она сидела точно в том же месте, с которого пыталась убежать. У той же самой липкой стены на холодном полу. Только левая рука теперь была в наручнике. А второй браслет был пристегнут к трубе, проходящей вдоль всей стены.
- Посиди на привязи, маленькая сучка, - словно выплюнула похитительница, держась за пострадавшую ногу. – Труба эта – газовая, да еще и держится на соплях. Будешь дергаться – оторвешь трубу. Газ пойдет – гроша ломаного тогда за твою жизнь никто не даст, поняла?.. – И после паузы, не дождавшись ответа, женщина зловеще продолжила: - И кормить, и поить тебя теперь не буду за такие твои штучки… Вот придет время, позвоню твоему папаше – пусть еще и увечья мне компенсирует – материально. Мы еще с ним поговорим о твоем поведении!..
Больше Саманта не слышала ничего. Болел ушибленный о кафель лоб. Болела подвернутая лодыжка. Болела почти выкрученная рука. Болела голова - ко всему прочему еще и от голода… Осталось только закрыть глаза и попытаться отключиться от всего. Может быть, потом она проснется, и окажется, что все происходящее – просто кошмарный сон?..

- Давайте еще раз посмотрим, что у нас есть, - Грэг отставил в сторону кружку с остывшим кофе, так и не сделав ни глотка. – Надо отдать должное техникам – они буквально из кожи вылезли: получить такие результаты за два часа! Но толку… почти никакого. Хлороформ обычный, медицинский – в любой больнице доступен любой медсестре. Эпителий дает хромосомы ХХ: значит, это была женщина. Что и так было ясно, поскольку Саманту выкрали из женской уборной… - Он выдохнул и продолжил: - ДНК на тряпке, ясное дело, две: Саманты и неизвестной женщины. Но что хуже всего – ни в одной базе эта вторая ДНК не содержится. Наша похитительница ни разу не привлекалась ни за какие проступки. Что по меньшей мере странно…
- Все когда-то начинают в первый раз, - мрачно произнес Гриссом. – Может быть, звонок что-нибудь даст. Арчи обещал, что сделает всё возможное…
- А судья где? Там с ним? И с телефоном?
- Угу, - кивнул Гриссом, пододвигая к себе кружку Грэга. – Ты что, не будешь кофе? А чего так?
- Не могу, - Грэг потер покрасневшие глаза. – Из ушей уже лезет! Ты пей, если хочешь…
- Спасибо, - Гриссом взял кружку и выпил сразу половину. – Я не люблю горячий…
Тут дверь кабинета распахнулась, и вошел взволнованный Ник Стоукс.
- Вот что выяснилось, смотрите, – произнес он вместо приветствия. - Подняли личное дело этого самого Дага Ньюмена. Среди родственников и знакомых – четыре женщины. Мать, сестра, бывшая жена и подружка: Лиз Мэддок, по профессии – медсестра. Мать Ньюмена в Филадельфии, сестра в Иллинойсе, бывшая жена в Висконсине. За последние две недели в Вегас не приезжали. А вот подружка... подружка здесь.
- Где? – вскочил Грэг.
- Ну, в смысле – в городе, - усмехнулся Ник. – Сейчас как раз проверяют возможные адреса ее проживания…
- Даже если это она, - пробормотал Гриссом себе под нос, - вряд ли она прячет Сэмми у себя дома!
- Это точно, - кивнул Ник. – Осталось только звонка дождаться… Пойдемте в комнату отдыха? Мы там еще кофе сварили…
- А пойдем, - сказал Гриссом и резко встал из-за стола. – Ни к чему этот интимный мозговой штурм!
- А я думал – вы спрятались, чтобы вам дети по ушам не ездили, - смутился Ник. – Там пока Мэнди им зубы заговаривает… особенно Патрику, - Стоукс хмыкнул. – Если бы не она – парень бы уже отнял у кого-нибудь пистолет и помчался в пустыню, как кролик Роджер… то есть тьфу, как техасский рейнджер…
- Сам ты техасский рейнджер, - усмехнулся Грэг. – А Джи-Эсу я сейчас покажу пистолет! Домой отправлю вместе с Эмили, чтобы на нервах не играли…
И тут в дверь влетела Мэнди:
- Ребята! К Арчи срочно! Есть новости!...

Арчи Джонсон развернул к собравшимся экран монитора с картой города, на которой мигало небольшое красное пятно.
- Грис, был звонок. Практически только что. Пять минут. Связь неустойчивая, как из подвала. Похитительница через час согласилась встретиться с судьей, чтобы дать Ньюмену липовое алиби.
- Запись есть?
- Сделал, конечно, но это сейчас не главное…
Грэг мельком посмотрел на сидящего в кресле у монитора судью. Мистер Брэдшоу был непривычно бледен. Он крепко сжимал в руках свой мобильник, словно уже схватил злосчастную похитительницу, которая только что говорила с ним по этому телефону.
- Девочку слышали? – допытывался Гриссом у техника.
- Слышали, - ответил Арчи. – Мистер Брэдшоу, это была ваша дочь?..
- Да… кажется, да… - не сразу отозвался судья. - Голос очень искажен…
- Тут не в голосе дело, - сказал Ник Грэгу на ухо. – Мужик серьезно разволновался.
- Я вижу, – так же тихо отозвался Грэг. – Слушай... давай-ка быстро волоки Джи-Эса сюда. Две секунды!.. – И он обернулся к Джонсону: - Арчи, а можно еще раз этот кусок записи? Сейчас Ник эксперта приведет.
Гриссом резко обернулся:
- Грэг! Ты не можешь…
- Я сейчас все могу, Гил, - вздохнул Грэг. – Ты подумай: а если эта дамочка кого-то другого попросила в трубочку поболтать и ждет, когда мы туда приедем на горяченькое? А когда дождется и увидит, что мы убрались с носом – так девчонку запрячет, что и не найдешь! И не позвонит оттуда никогда! Тебе такой вариант нравится?
- Но какой он тут свидетель! Ему четырнадцать лет!..
- А нам сейчас не для отчета свидетель нужен, - Грэг настолько устал, что даже позволил себе отмахнуться от возражений Гриссома. – Мы просто ошибиться не можем, и…
Договорить он не успел: в лабораторию с диким топотом ворвался Патрик.
- Я тут! Что надо делать?
- Сядь, - Грэг взял мальчика за плечи и усадил в кресло рядом с судьей. – Сейчас ты прослушаешь запись и ответишь нам на один вопрос: чей это голос? Понял? Но если будут хоть малейшие сомнения…
Патрик закивал. И посмотрел на Гриссома.
Тот сказал:
- Арчи, давай…
"- Ну, говори", - зазвучало вдруг из динамиков.
Мальчик повернулся к Грэгу:
- Это – не знаю кто…
- Слушай второй голос, - велели ему.
"- Папа, привет, - раздавалась запись. – Меня тут украли – нет, ты слышал? Говорят, что если ты будешь вести себя хорошо и разумно, то меня отпустят. Папочка, я просто не сомневаюсь, что ты будешь вести себя разумно, - голос сделал акцент на последнем слове, - а я…
- Всё, хватит!"
Запись остановилась.
- Это Саманта, - негромко произнес Патрик. – Точно! Только она так говорит "нет, ты слышал?" Пап, где она? Почему мы тут сидим, если она звонила?...
- Тихо, - Гриссом подошел к мальчику и сел рядом. – Не она звонила… Арчи, что там на карте?..
- Абонент находился в северной части города, в указанной области. В этой области находится пять строений, все в личной собственности…
Джонсона перебил резкий звук – Нику звонили на пейджер. Буквально секунду поизучав экран, Ник подошел к карте:
- Итак, по полученным данным у этой Мэддок - подружки Ньюмена! – есть в собственности нежилое строение – то ли сарай, то ли гараж с подвалом – в северной части города, шоссе Фримонт, 1241…
- Так вот же оно, - Арчи ткнул пальцем в монитор. Указанная точка оказалась практически посередине мигающего красного пятна.
- По коням, - Гриссом встал с кресла. – Зовите Брасса с ребятами. О'Райли со своей группой сопровождает судью на встречу. Осторожнее там… Грэг, ты со мной.
- В каком смысле с тобой? – Грэг сегодня явно за словом в карман не лез. – Тебя-то, мистер замдиректора, куда понесло? Твое место в кабинете за бумагами…
- Поговори у меня, Сандерс, - парировал Гриссом беззлобно. – Даже Экли в свое время не погнушался надеть перчатки и выйти в поле, а я ничем не хуже…
- Да, но Экли тогда было сколько лет? А тебе…
- Разговорчики!.. – усмехнулся Гриссом. – Прекрати, Грэг. Я тебе уже сказал всё, что нужно было, и на это дело я поеду сам… мы поедем вместе, точнее. С Брассом и его ребятами. Патрик, а ты марш в комнату отдыха!
- Папа, а можно я с вами? Ну пожалуйста! Я могу взять пистолет, и…
- И провалить всю операцию, - спокойно закончил Гриссом. – Тут такое дело – не на рожон переть надо, а думать и наблюдать… Пока еще не ясно ничего, понимаешь? Но обещаю тебе – как только будет можно, я тебя позову. Слышал?
Мальчик обреченно кивнул.
- А сейчас иди и сделай всё, чтобы Эмили не волновалась. Мужчина ты или нет, в конце концов?...

Минуты ожидания тянулись, словно часы. Ничего нельзя было предпринимать, пока похитительница не выйдет из дома.
Оставалось только тихонько говорить за жизнь.
- Ну что, Джим? Старая гвардия не сдается? – негромко произнес Гриссом на ухо давнему приятелю.
- А то, - отозвался Брасс с тайной гордостью. – Мне недавно в департаменте намекали – не пора ли, мол, в отставку, а я им ответил, что сдохну на работе, а на пенсию они меня не вышибут…
Гил посмотрел на друга. Вот уж точно детектив – гроза преступников: седой коренастый мужик с пристальным взглядом и с пистолетом в руке. Никогда не дашь ему его возраст.
- У нас все такие упертые, - довольно усмехнулся Гил. – Вон Кэтрин…
- Да и ты в своей должности все еще по местам преступления лазаешь, - заметил Брасс. – Я слышал, тебе Сандерс даже выговор сделал?
- Да волнуется он, - ответил Гриссом снисходительно. – Повзрослел, вот и волнуется теперь... знает, чем работа наша пахнет…
- Погоди, - вдруг резко оборвал его Джим. – Смотри, пошла…
- Внимание, тридцатый: объект вышел из точки один, сел в Форд Таурус синего цвета, госномер 365 GHP, и проследовал в неизвестном направлении, - передавал один из полицейских по рации. – Вероятно, направляется в точку два…
- К судье на встречу поехала, – прокомментировал Брасс вполголоса. – Алиби фальшивое давать своему дружку будет…
- А мы тут пока нанесем ей визит… в отсутствие хозяйки, - усмехнулся Гриссом.

Когда старый синий Форд исчез из поля зрения, они вместе с полицейскими подошли к двери. Вскоре к ним присоединился Грэг, наблюдавший за другой стороной постройки.
- Полиция Лас-Вегаса! Есть кто-нибудь?
"Ребята" Джима Брасса, здоровые мужики, что есть сил колотили в дверь, но никто так и не отозвался.
- Вот ведь проклятье, – произнес Джим в сердцах. – Какую дверь она себе отгрохала!.. Железную. Интересно, что она там держит?
- Не что, а кого, - Грэг уже явно нервничал. – Ну что там с этой дверью? Ее взрывать теперь, что ли?
- Я надеюсь, ты шутишь? – саркастично хмыкнул Брасс. – Во-первых, пока взрывники приедут, пока туда-сюда – часа три потеряем. Во-вторых – неизвестно, где находится девочка. И в-третьих – постройка старая, основательная… если эту дверь взорвать, так кирпичами вход завалит – до завтра разбирать будем. А ребенок там небось без еды и без воды уже сколько времени…
- Да хватит, Джим, - Грэг явно был не в своей тарелке. - Давайте тогда твои ребята постреляют в замок, и все дела?..
- Ничего не выйдет, - констатировал Брасс, изучая дверь. – Я такую систему знаю: это английский замок. Чтобы закрыть – ключа не надо: захлопывается, и всё. Такой замок открывается либо ключом снаружи, либо изнутри. И что меня смущает – если Саманта там, то верх неразумности – оставлять ее за дверью с таким замком… она же его запросто откроет и убежит.
- Так она наверняка связана, - предположил Грэг. – Это такой… своего рода цинизм: оставить жертву одну в помещении с легко открывающейся дверью, но так, чтобы жертва эту дверь открыть не могла…
Тут подошел Гриссом, который решил еще раз обойти постройку вокруг.
- Она еще и окно оставила открытым, - пробормотал он, словно разговаривая сам с собой.
Но Грэг услышал.
- Окно? Гил, какое окно? Где?..
- На той стороне, - ответил Гриссом без малейшего энтузиазма. – Этот сарай сам по себе без окон, но в подвале есть окошко для вентиляции… Я почему не обратил внимания сначала – оно маленькое очень… Узкое…
- Все равно, пойдем посмотрим, – Грэг буквально потащил Гила за собой. Джим Брасс потащился следом.
- Да, одно издевательство, а не окно, - чертыхался Грэг, разглядывая узкий проем. – Толку-то, что оно открыто!.. Сюда ни один взрослый человек не пролезет. Даже дистрофик…
- Ребенок бы пролез, - Джим тоже словно говорил сам с собой. – Да только где его взять?
- Погодите, - вдруг сказал Гриссом. – А ведь у нас есть такой ребенок… который в форточку пролезет.
- Да ты что, Гил, - Грэг махнул рукой так, что из руки чуть не выпало оружие. – Обалдел? Сам же меня пилил недавно, что Патрик не свидетель в свои четырнадцать? А здесь не четырнадцать, а десять, и не свидетель, а лезть в окно черт-те куда - ты же не знаешь, что там? Вдруг там целая банда с пистолетами сидит?.. И потом, если патронажная служба узнает – ты представляешь, что будет?..
- Да ты не кипятись так, – вдруг перебил Джим. – Судя по всему – это единственный выход… Наверняка там нет никого, это я по опыту чую. Ну, пожалуй, кроме Саманты, дай-то бог… А она молчит – потому что либо с кляпом во рту, либо без сознания. Так надо если уж не дверь открыть изнутри, так хотя бы развязать девчонку, что ли! Хоть воды ей принести!.. Ну и дверь потом… само собой… чтобы хоть помощь оказать можно было, в самом деле… А патронажную службу вашу я на себя возьму, - и Джим распрямил плечи, как много лет назад. – Ты же знаешь, у меня везде связи?..
- Ну смотри, если что – на тебя всё свалим, - произнес Грэг.
А Гриссом уже говорил по телефону:
- Лаборатория? Джуди, Стоукса мне срочно… Ник, это Гил. Вот что: бери машину и дуй сюда на Фримонт. И захвати с собой Эмили… Нет, не ослышался – захвати с собой нашу Эмили! Чего-чего, ничего, потом все объясню… Что? Кто говорит "нечестно"? Ах, вот как… Ну, черт с ним – тем более я парню обещал: обоих вези. Но Джи-Эсу скажи, чтобы он без разрешения, упаси боже, тут никуда не совался, и пока не разрешат – из машины не выходил! А то ему волю дай – он тут дверь просто снесет к чертовой матери… Жду!
Грисом захлопнул мобильник и произнес задумчиво:
- Хотя в таком случае нам эту дверь и взрывать не надо будет… Верно, Грэг?..

- Черт, вот сколько уже работаю – а никак не привыкну, что ждать да догонять – хуже всего!...
Грэг нетерпеливо побарабанил пальцами по рулю. Они уже минут пятнадцать сидели в машине, куда их буквально прогнал Джим. А Эмили всё не звонила.
- Оно и видно – ты весь прямо как в молодости извертелся… - Гриссом снисходительно посмотрел на партнера. – Я вот тоже жду… звонка… ты знаешь, какого… но если я буду вертеться - что, мне быстрее позвонят?
- Старый ты зануда, Гил, - хмыкнул Грэг и на всякий случай отодвинулся. - Я за девчонку беспокоюсь. А ты как был циником, так и…
- А ты не беспокойся, – перебил Гриссом прежним рассудительным тоном. – Чем меньше ты сейчас будешь беспокоиться, тем лучше она справится. А ты, как мать-наседка прямо…
- Да ей десять лет!.. Вдруг она там встретит кого-нибудь?..
- Крысу? – Гриссом саркастически хмыкнул. – Господи, Грэг, что ты с ума сходишь, честное слово. Тут по всему дому полиция…
- Ага, - в тоне Грэга зазвучала явная издевка. – Полиция, конечно! А как эта полиция в дом войдет, если что? Почему мы Эмили в этот подвал запихали? Потому что ни один взрослый не может в дом попасть!..
- Ну перестань!.. – Гриссом оглянулся вокруг и, не увидев никого около машины, обхватил Грэга за плечи. – Сейчас буквально через пять минут Эми откроет дверь и вся полиция ломанется туда в полном составе… - Он сделал паузу и продолжил еще тише: - Ты ведь не думаешь, что я тоже за нее не беспокоюсь? Потому что она якобы не моя дочь?
- Ну, ты… - вскочил было Грэг, забыв, что сидит в машине. Но Гил удержал его за плечи:
- Куда ты, господи, башку побереги… пригодится тебе еще…
Грэг сел на место и шумно выдохнул. А Гриссом сказал примирительным тоном:
- Пойдем лучше вон Джи-Эса навестим. Вот уж кто весь извертелся-то, Ромео!
- И на черта ты его велел сюда привезти?
- Не ворчи, ушастый, - усмехнулся Гил. – Ты хочешь, чтобы он тебе в лабе все приборы разнес от нетерпения? Пойдем, поможем старине Джиму. А то он там с ним один не справится…
Но вылезти из машины они не успели. Мобильник Гила заверещал так, что Грэг, подскочив на месте, чуть снова не стукнулся макушкой о потолок.
- Гриссом! Да! Слушаю! Отлично… спасибо. Да, непременно все, что можно будет сохранить!
И разъединившись, Гил торжественно сообщил Грэгу:
- Всё, взяли нашу фигурантку, что называется, прямо с поличным. В участок увезли. И судья тоже там, пару часов еще пробудет. О'Райли просил все улики, которые на девочке и вокруг найдем, сохранить для доказательной базы…
- Я так и понял, зачем ты на Эмили перчатки натянул, - сказал Грэг со знанием дела. – Они ей, бедной, велики были кошмарно…
И тут у Грэга тоже зазвонил телефон.
- Сандерс! Да? Что? Так, так… да… ясно… Погоди, сейчас узнаю...
Грэг повернулся к Гилу и произнес:
- Эмили звонит… спрашивает: у кого-нибудь из нас есть ключ от наручников?...
- У Джима есть наверняка, - Гил невозмутимо полез из салона на улицу. – А Эми скажи – пусть к окну подойдет. Мы ей кинем… Ну, что у них там?
Грэг повторил инструкцию в мобильник и тоже вышел из машины. Пока шли к полицейскому автомобилю, где сидели Джим с Патриком, Грэг излагал ситуацию.
- Саманта сидит пристегнутой наручником к какой-то трубе… Она жива и в сознании, просто у нее действительно рот был завязан… И Эмили пока не может одна справиться с дверью. Если они откроют наручник, то вдвоем попробуют…
- Дельно, - кивнул Гриссом. – Смотри-ка, Джим нашего парня всерьез в оборот взял! - И он кивнул на полицейскую машину, где детектив Брасс вместе с Джи-Эсом что-то обсуждали, заглядывая одновременно под капот.
- Джим! – позвал Гриссом. – Ключ от наручников нужен!
- А? – Брасс резко разогнулся и чуть не ударился о капот головой. Грэг слегка улыбнулся даже: не одна его макушка сегодня пострадала…
- Кому ключ-то? - удивился Брасс, запуская пальцы в карман.
Он всего на секунду забыл про Патрика. Но парень уже сорвался с места:
- Пап! Кому нужен ключ? Саманте, да? Они ее что, в наручники?... Нифига себе, да кому она мешала?…
- Откуда ты знаешь, - Гриссом сделал свое лучшее спокойное лицо. - Может, она их там раскидала всех, и поэтому они на нее наручники надели?.. Где только взяли, - проворчал он в сторону. – Кстати, тебе привет от Эмили. Это она просила ключи. И если ты не будешь нас отвлекать, мне кажется, минут через десять-пятнадцать мы увидим Саманту собственной персоной.
- Да?...
- Но уж ты больше ее не упускай, - хмыкнул подошедший Брасс, намеренно отводя мальчика в сторону. Чтобы тот не увидел, как Грэг торопится с ключом к оконному проему, и не рванул следом.
- Да я… ее… больше никуда одну не отпущу…
- Даже в туалет? – подначил Патрика Гриссом. – В женский?
- Ой, ну тебя, пап, - надулся Джи-Эс. Но тут же сделал ответный ход:
- Ты сам-то себя вспомни, между прочим: как ты по лабе бегал, и смотрел втихаря – не оставил ли еще кто какую банку около нагревателя? А? А как вы ругались потом, когда дядю Ника украли – "ты больше не выйдешь в поле", и все такое? Ты, пап, сам еще хуже себя вел, а надо мной смеешься…
Гриссом даже не нашелся сразу, что ответить. А суровый детектив согнулся пополам от хохота.
- Так его, Джи-Эс, - сдавленно выговаривал он. – Так этого сухаря ученого!..
Но тут их обоих позвали – кто-то из полицейских. А потом подбежал Грэг:
- Черт подери, ну что вы тут стоите?
Гриссом обернулся и увидел, что железная дверь постройки… открыта. И что на пороге стоят две слегка напуганные, полные впечатлений девчонки: Эмили и Саманта. Именно собственной персоной. И что Саманта почему-то босиком: держит в руке свои моднющие туфли на каблуках.
- Патрик, – произнес Гриссом, придерживая сына за локоть, - погоди. К девочке не прикасаться, она вся – улика. Мы сейчас все вместе едем в лабораторию. Понял?
- Понял, – отрапортовал мальчик. – Но хоть поговорить-то я с ней могу?
- Разумеется, - и Гил шагнул в сторону, давая Патрику возможность пройти к дому.
Но тот, разумеется, не пошел, а побежал:
- Сэмми!...
Брасс и Гриссом посмотрели друг на друга.
- А круто он тебя… про банки, - подмигнул Джим. – Может, зря вы ему столько всего рассказали?..

ЭПИЛОГ

Часам к двенадцати дня в лаборатории стало потише. Ник Стоукс сидел в пустой комнате отдыха и неторопливо жевал пиццу. Рядом стояла бутылка с кока-колой: кофе больше пить никто из ночной смены не мог. Просто не лезло.
Дверь приоткрылась, и в комнату вошел Уоррик Браун.
- Садись, брат, - Ник гостеприимно подвинулся и кивнул на пиццу. – Хочешь, присоединяйся?
- Не откажусь, - Уоррик сел и тоже взял кусок. А потом спросил:
- Ты чего домой-то не идешь?
- Сил нет, - Ник налил колы в стакан и сделал большой глоток. – Тебе просто повезло, что в командировке был! А мы тут ни разу не присели. Ну конечно: весь департамент на ушах, шериф звонит – дело основного приоритета… Не кого-нибудь похитили, а дочку судьи!
- Угу… - Уоррик мрачно жевал пиццу. – Слава богу еще, что похитительница оказалась какая-то чокнутая. Кстати, с чего это она вдруг номер такой отмочила?
- Оказывается, она думала, - Ник неприлично хрюкнул и закашлялся, – что Ньюмен в благодарность наконец-то на ней женится!..
- Ну я же и говорю – чокнутая, - Уоррик постучал друга по спине. – Вовремя вы ее повязали! Но теперь вам, поди, всем будет премия и медаль на грудь?
- Это вряд ли, - Ник взял еще кусок пиццы. – Кстати о медалях: а вот тебе к юбилею подарок готовят, слышал? Замначальника лабы будешь теперь!
- Да ладно прикалываться, - отозвался Уоррик. – А Гриса куда?
- Известно, куда! Экли в отставку подал…
- Наконец-то!.. – Браун возвел глаза к потолку. – Я уж думал – не доживу!..
И хитро поинтересовался:
- А на ночную кто вместо меня? Ты?
- Сандерс, - так же хитро подмигнул Ник. – Я в начальство не лезу… нам с Сарой и в рядовых сотрудниках хорошо. Кстати, она привет передавала. Скоро тоже на работу выйдет. Маме моей уже получше, так Сара из Далласа прилетит и сразу в лабу…
- Замечательно, - ответил Уоррик, тоже примериваясь ко второму куску: - Не возражаешь? Спасибо… Ну а сейчас-то где все? Лаба как вымерла!
- Я – вот, тут сижу, - пожал плечами Ник. - Гриссом в департаменте вместе с судьей Брэдшоу. Отчеты пишут, рапорты всякие, прочие бумаги… А Грэг со своим мальчишкой дочку судьи в больницу увезли. А то у нее после всей этой катавасии лодыжка подвернута и синяк на лбу… Кстати, девчонка оказалась не промах: на ней туфли были на шпильках – мамины, так она этой шпилькой похитительнице ногу пропорола!.. Весь каблук в крови. Только недавно сам туфлю в лабораторию сдавал как улику...
- Сильно, - Браун уважительно покачал головой. – А в чем же она в больницу-то поехала? Босиком? Или Патрик ее на руках потащил?
- Он хотел, - засмеялся Ник. – Хорошо, наши лаборантки какие-то кроссовки старые у себя в шкафчиках нашли. А у девчонки, видно, шок от переживаний - она и правда собралась босиком ехать, говорит – я в этих кроссовках как чучело… Ну, Джи-Эс ей тут объяснил… насчет чучела… - Ник снисходительно усмехнулся и взял еще кусок пиццы. – Да уж, не соскучишься с этими девчонками!
- Это точно, - кивнул Уоррик: видимо, вспомнил и свою дочку. – Кстати о девчонках: а где же наша Эмили – героиня дня? Мисс Открытая Форточка?..
- Гил ее в департамент с собой взял, - Ник с трудом сдерживал смех, пытаясь не подавиться. – Кстати, представляешь, какой она еще номер отмочила? Приехал в лабу шериф. Тут как раз только улики снимать закончили, Саманту в Дезерт Палмс увезли… А он приперся. И конечно, прямо к Гилу в кабинет. А там – картина маслом: Гил, Брасс и судья Брэдшоу на троих отмечают "счастливое окончание операции", а Эмили в уголке сидит и бабочек своих рисует… Идиллия, в общем! Пастораль! У шерифа челюсть отвисла. "Да как вы можете! При ребенке!" Он ведь новенький, неделю всего работает – ты же знаешь, новая метла всегда чище метет… Тут мужики ему: "Да какой это ребенок, это великая покорительница форточек!" А шериф-то уже в курсе, ему еще загодя, поди, весь ход операции доложили, раз у дела такой приоритет! Ну, он тогда смягчился, к Гриссому подошел, давай ему руку пожимать, благодарить типа: "О, мистер Гриссом, вы великолепно раскрыли дело, а уж ваша дочь…" А Грис, ты знаешь, и так-то зануда, - Стоукс по-доброму хмыкнул, - а тут еще и от успеха и от виски, видать, слегка поплыл; ну, и начал пояснять шерифу, что это как бы биологически не совсем его дочь…
- Ну? – нетерпеливо произнес Уоррик. – А дальше что?
- А дальше, - с торжеством ответил Ник, – эта малявка десятилетняя подошла и как выдаст: "Папа, ну что ты споришь. Шериф ведь твой начальник, – ему лучше знать!.."

@темы: Эмили, Фики, Уоррик Браун, Совместная жизнь, Слэш, Саманта, Романс, Патрик, Ник Стоукс, Моя Вселенная, Драма, Джим Брасс, Грэг Сандерс, Грэг - криминалист 3 уровня, Гриссом - замдиректора лаборатории, Гил Гриссом, Гет, Бытовой слэш, Арчи Джонсон, Ангст, PG-13, 2019 г., "Детский цикл", семья Бредшоу